Цифровой садик - приветственная

Цифровой садик - приветственная | Полный список всего, что тут есть | RSS | Подписаться через follow.it

26.10.2021

Виктор Кротов - Письма о дружбе с жизнью. Выписки.

Давнее весьма, найдено в архивах.

для понимания метафоры дружбы с жизнью важны два ключевых подхода. Один – это внимание к проявлениям жизни, относящимся именно к тебе, а не просто наблюдаемых, как из окна вагона. Второй – представление о твоём постоянном диалоге с ней. О готовности осваивать многие разные языки жизни, чтобы понимать её обращения к тебе. О готовности делать выразительным язык своих ответов, то есть язык поступков, язык поведения внешнего и внутреннего.

у разума два могучих крыла, одинаково значительных для нас, хотя мы не всегда обращаем на них равное внимание. Одно крыло можно назвать выстраивающим мышлением (хотя привычнее – рациональным, логическим). Второе – это улавливающее мышление (или, привычнее, интуитивное, образное).

область всех знаний всего человечества за все времена – всего лишь островок в сравнении с окружающим его океаном Тайны. О том, что именно поэтому дружба с жизнью нуждается в уважении к Тайне и чуткости к ней нашего улавливающего мышления.
…о самых значительных для нас вещах, для которых трудно найти рациональные формулировки, и о тех способах постижения реальности, которые всегда будут оставаться для нас загадочными.

``искать внутри мыслей другого свое отношение к предмету''

http://krotovv.livejournal.com/269649.html

…В тех же естественных взаимоотношениях, что и при сердечной дружбе с другим человеком: во внимании к этому человеку, в общении с ним. То есть и к жизни стоит проявлять внимание, и с жизнью стоит научиться общаться.

Можно сказать, что внимание к жизни – это доверие к её смыслам, стремление угадать их в жизненных проявлениях. Или что это благодарность за все полученные от неё дары, желание использовать эти дары наилучшим образом. Но ещё лучше – каждому из нас понимать это по-своему, лишь бы не оставаться равнодушным. Особенность отношений с жизнью – в том, что она-то уже проявляет к каждому человеку внимание, она уже общается с ним. Так что дело за человеком: за мной, за тобой. Дело за тем, чтобы учиться понимать её и отвечать ей. Тогда общение станет взаимным. Жизнь говорит с нами на самых разных языках. Это и язык тела, и язык предметов, и язык событий, и обращённая к нам человеческая речь… да мало ли. Большое значение имеет твоя готовность изучать те языки, на которых она с тобой общается. Именно внимание позволяет увидеть даже в самом обычном разговоре с другим человеком – диалог с жизнью. Да – это один из видов общения с ней, внимание позволит узнать его в привычной житейской ситуации.

К кому бы и к чему бы ты ни был внимателен, это внимание к жизни. Но имеют значение и приоритеты. Внимание к жизни может быть мелочным, подробным, увязающим в деталях. Но человеку, чтобы становиться собой, необходимо обращаться к центральным её свойствам. Ведь не ограничивается же наше внимание к другу интересом к узору на его рубашке… Внимание к жизни начинается с внимания к видимости, но дальше идёт внимание к причине, а ещё дальше – внимание к смыслу. Таковы три углубляющихся уровня внимания к жизни. Точнее, это уровни набора высоты. Поднимаешься по бесконечной лестнице смыслов всё выше и выше… Не уделяешь внимания – обделён пониманием.

Каждый из нас от природы владеет удивительным универсальным языком, который жизнь прекрасно понимает, и только к этому особому языку стоит прибегать, когда хочешь ответить на то, что говорит тебе жизнь на одном из своих многообразных наречий. Это язык поступков. Больших или малых, заметных для окружающих или незаметных, относящихся к деянию или к недеянию… Но именно поступков, не одних лишь намерений, хотя даже сама подготовительная работа к поступку иногда становится поступком. Диалог с жизнью – это интимный, доверительный разговор. Другим он не очень-то слышен и не очень-то понятен. Другим вообще трудно разделить тебя и твою жизнь.

осмысленное… насколько твоё общение с жизнью будет осмысленным, зависит от стремления к этому.

активное…Важно быть отзывчивым на то, с чем встречаешься, ответственным за то, чем дорожишь, и расположенным к осуществлению того, к чему тебя зовёт понимание.

признательное… благодарность за всё, что с тобой случается, за диалог, который разворачивается у тебя с жизнью.

Общение с жизнью – это деятельное желание стать её необходимым элементом. Это цепочка пониманий и непониманий, деяний и недеяний, ведущая к развитию личности. Это готовность услышать зов и отозваться, угадать намёк и что-то в себе изменить, принять сигнал и ответить поступком. Общение с жизнью – это диалог о твоём осуществлении. Внимание к жизни и общение с ней является для человека наиболее практическим ракурсом дружбы с жизнью. Чтобы обеспечивать его эффективность, нужно развивать приметчивость к ориентирам и обстоятельствам, стремиться к тому, чтобы становиться самим собой и сотрудничать с судьбой, избегая соблазна сетовать на неё.

препятствия к диалогу с жизнью… - …ограниченность своего внимания лишь внешним окружением, когда забота о внутреннем мире остаётся, в лучшем случае, на уровне обращения за психологической помощью в трудных ситуациях. - …чрезмерная сосредоточенность на особых знамениях, ожидаемых от судьбы, когда мы не замечаем обращения жизни к нам через людей, через творчество, через собственные чувства… - …иллюзия, будто можно дружить с жизнью, но враждовать с людьми …

Если нам удаётся преодолеть возникающие в себе самом помехи, мы начинаем формировать навык приметчивости, учиться видеть в каждом встреченном человеке вестника и учителя, а главное – привыкать отвечать жизни поступками. Общение с жизнью не может быть идеально осуществляемым. Но стремиться к полноценности такого общения – это и означает общаться с жизнью.

Внимание к жизни и общение с ней неразрывны. Невозможно быть внимательным и оставаться глухим к её обращениям и намёкам. Да и просто проявляя внимание, уже вступаешь в общение. В то же время, отвечая на сигналы и вызовы жизни, необходимо быть внимательным, чтобы не обознаться. Нелепо внимать им и оставаться безответным в своём поведении. Глубинное общение с жизнью основано, как и общение с человеком, на надежде, что ты понимаешь и что ты понимаем. Но, чтобы эта надежда была оправдана, нужно приложить немало усилий.

Может ли быть у человека более грандиозная цель, чем становиться собой на максимуме? Это и означает жить предельно насыщенной, полноценной жизнью.

Ответ обретает реальность, если суметь перейти от вопроса ``Почему? За что?'' к вопросу ``Для чего жизнь столкнула меня с этим? В чём тот смысл случившегося, который необходимо мне усвоить?'' Не стоит думать, что ты непременно разгадаешь и поймёшь весь смысл и всю взаимосвязь явлений, лежащую в основе происходящего, полнота смысла уходит в область Тайны. Но уловить смысл того, что относится к тебе, что призывает тебя иногда к пониманию, иногда к изменению, а иногда к катарсису, - это возможно и даже необходимо. Это понимание становится важнейшим результатом той болезненной процедуры, в которую жизнь тебя вовлекла не просто так и не для наказания за что-то, а для развития души.

Или немного иначе - чему я могу тут научиться? -
http://krotovv.livejournal.com/269868.html

Углублённая приметчивость побуждает к замене вопроса «Почему?», обращённого к судьбе, на вопрос «Для чего?». Ведь на первый из этих вопросов мы по-настоящему ответить не можем, потому что он уходит в область Тайны. А вот второй вопрос относится к тебе самому, к возможности понять, чему происходящее учит именно тебя, о чём сигналит, к чему располагает.
…отличать ориентир от цели. Иначе все моряки, ориентирующиеся по звёздам, были бы звездоплавателями. - http://krotovv.livejournal.com/272455.html

Цепляться за то, чтобы быть собой, то есть оставаться привычным самому себе, - это значит тормозить становление собой, то есть стремление к наилучшему варианту личности.

Научиться делать что-то для саморазвития – …первый шаг. Приучить себя это делать – второй шаг. Хранить смысл и радость деланья – третий; каждый день совершаешь его заново.

Можно считать, что судьба – это и есть наши личные отношения с жизнью: мои или твои. И сотрудничество с судьбой становится самым естественным выражением этой дружбы. Но если искать уточняющие определения, я скажу, что судьба – это таинственное взаимодействие того, что ты хочешь, с тем, что с тобой происходит. А с писательской точки зрения, судьбу можно назвать повествованием для главного героя, который имеет немало возможностей влиять на сюжет. Конечно, любая жизнь полна неизмеримого количества событий, и пометить те из них, которые и есть судьба, - вряд ли получится. Лишь немногие из них мы можем назвать судьбоносными, да и то, чаще всего, не сразу это замечаем. А сколько поворотных точек нашей собственной остаётся вообще тайной для нас!.. Вот почему человеку нужен некий обобщающий образ динамической составляющей его индивидуальной жизни, который мы называем судьбой. Мы можем так же персонифицировать его, как и образ самой нашей жизни, с которой ищем дружбы.

Образ судьбы помогает многим людям, друг мой, поможет и нам с тобой. Чтобы помнить о том, что твоя судьба решается каждый день, только не всегда это замечаешь. Чтобы понимать, что взаимодействуешь со своей судьбой уже потому, что живёшь, и стоит позаботиться о качестве этого взаимодействия. Чтобы не обзывать свою судьбу злосчастной и не отлынивать от сотрудничества с ней – ведь мы далеко не всегда знаем, что и как развернётся дальше. Судьба – та сторона жизни, которая относится именно к тебе, это твой поток существования. Это индивидуальная возможность стать личностью, маршрут к себе-настоящему. Способ быть собой в доставшемся тебе бытие, твой ракурс вселенской жизни. С критичной точки зрения, можно назвать понимание судьбы её интерпретацией, но суть не в названии, а в том, что понимать (или интерпретировать) свою судьбу – важная работа для человека, помогающая ему определиться в жизни.

Понимание того, что все наши действия – это взаимодействия с жизнью и судьбой меняет само смысловое насыщение нашего поведения. Постепенно начинаешь осознавать внутреннюю ответственность за всё, за любой свой микропоступок. Постепенно всё лучше начинаешь понимать ещё одну сторону образа судьбы: её обучающее воздействие. Как при любом другом обучении: чем живее реагируешь на указания судьбы, тем меньше она должна вдалбливать их в тебя. Причём чужие судьбы – это лишь остерегающие или указующие знаки.

Судьба – учитель, а не оправдатель. Прятаться за её спиной (мол, такова моя судьба) бессмысленно. Это значит пренебрегать её уроками. А если не пренебрегать, то начинаешь замечать: всё, с чем встречаешься в жизни, - для освоения или для преодоления. Но и к преодолению путь лежит через освоение., через усвоение уроков судьбы. Когда дела идут не так, как мне хочется, я уже догадываюсь, что стоит подумать о двух вещах: так ли я это делаю и вообще – того ли я хочу. Когда в мою жизнь вторгается неожиданность, я стараюсь вспомнить, что это, кроме всего прочего, – урок подвижности для души. Когда события (действия судьбы, на которые надо откликнуться), побуждают меня к решительным поступкам, я чувствую, что судьба отучает меня от затянувшегося инфантилизма… Мостики, по которым нас старается провести судьба, лучше видны, когда они остаются позади. И порою обидно, оглядываясь, рассмотреть призывы, которые не принял, и соблазны, на которые повёлся. Но пусть это обидное поможет сейчас! Поможет принимать призывы и уклоняться от соблазнов. Прошлое не окажется напрасным, если смысл его, наконец, усвоен.

Уроки и испытания, которые нам предлагает судьба, построены так, что нужно и сдавать экзамен, и самому оценивать его результат, и намечать пути повышения своей успеваемости.

…не претерпевать события и не конфронтировать с ними, а внимательно и старательно соединять желаемое с происходящим. Давай обеспечивать взаимодействие того, что мы хотим, с тем, что происходит. И помнить о том, что судьба не может быть неосуществившейся. http://krotovv.livejournal.com/273142.html

Дружить с жизнью не значит пребывать в умилении от происходящего вокруг. Иногда это сражение со спарринг-партнёром. Наше дело – научиться борьбе без злобы, с признательностью за каждый поединок. Тем более что этот друг – не только вокруг, но и внутри тебя тоже.

Дружба с жизнью не означает примирённости со злом. Наоборот, она располагает к усилиям по уменьшению его роли. Прежде всего, в твоём внутреннем мире, а затем во внешнем.

Итак, дружба с жизнью: – это стремление становиться собой в гармонии с теми живыми существами, которые тебя окружают. – это внимание к ней, к её знакам и намёкам, стремление понять их. – это готовность вести диалог с ней на тех языках, которые она предлагает. – это постоянное ориентирования в обстоятельствах и ситуациях, которые она тебе предлагает и которые могут ожидать тебя впереди. – это сотрудничество со своей судьбой и старание понимать происходящее как можно глубже. – это желание наилучшим образом владеть своим разумом и руководствоваться им, осмысливая всё, с чем имеешь дело. – это уважение к Тайне, её наполняющей, и открытость верхним уровням смысла.

Во-первых, какая может быть дружба без внимания к тому, с кем дружишь, без общения с ним!.. Поэтому внимание к жизни, если хочешь дружить с ней, стоит сделать главной заботой. И тогда у тебя с жизнью завяжется удивительный и плодотворный диалог.

Вторая сторона дружбы с жизнью, естественная для человека, - это опора на разум, позволяющая вести разговор с жизнью, общаться с ней, понимать её язык, который отличается от словесного языка. Опора на рациональное, логическое, выстраивающее мышление и, в не меньшей степени, - на мышление интуитивное, образное, улавливающее.

Третье необходимое начало – это уважение к тому, что я не знаю о друге, будь это человек или жизнь в целом. Уважение к Тайне, которая всегда намного шире того, что мне известно, необходимо для приятия друга или жизни такими, какие они есть, а не такими, какими их себе представляешь.

Так что можно говорить о трёх ключевых подходах к дружбе с жизнью. Это внимание и общение с ней, это опора на разум, это уважение к Тайне.

Доверять надо не жизни (мы недостаточно знаем о ней для этого), а своей надежде на то, что жизнь насыщена смыслом.

Итак, о каких же одухотворённых надеждах пойдёт речь в письмах этой главы, углубляющей тему уважения к Тайне?

Первая из них – надежда на то, что безграничный океан Тайны, простирающийся вокруг островка, аккумулирующего и символизирующего наши знания, то есть знания всего человечества, пронизан смыслом. Надежда на то, что те смыслы, которые нельзя вытащить на берег нашего рационального островка, тем или иным способом доступны нам и их значение для нас чрезвычайно велико.

Вторая надежда тесно связана с первой. Надежда на то, что в области Тайны существуют особые верхние уровни смысла, прикосновение к которым одухотворяет всё, чем живёшь, и поддерживает тебя в трудные минуты, даже самые проблемные с точки зрения житейского разумения. У каждого могут быть свои опоры, относящиеся к верхним уровням смысла, достойные признания уже потому, что для кого-то служат опорой.

Не знаю, можно ли придти к третьей надежде без первых двух. Это надежда на то, что взгляд, устремлённый за пределы нашей земной жизни, встретится не с кромешной тьмой или полной пустотой, а с чем-то значительным для нашего сегодняшнего существования. Надежда на неугасимость того смысла мироздания, к которому мы ощущаем себя причастными.

…о двух стилистиках мышления (и, соответственно, изложения своих мыслей): выстраивающей и улавливающей. Одну стилистику (её можно назвать рациональной или логической) традиционно и явно используют все, особенно когда речь заходит о разуме и философии. Другая (можно говорить о ней как об интуитивной или образной) считается недостаточно строгой для столь достойных тем. Мне эти две стилистики представляются вполне равноправными и дополняющими друг друга, поэтому и себя как автора я считаю вправе пользоваться образами, метафорами и догадками, не стараясь (что было бы тщетной затеей) всему придать традиционно доказательный вид.

…рациональное и внерациональное неразделимы и лишь показывают разные стороны реальности. Что осмысливание идёт как рациональными путями, так и метафорическими. То и другое равно относится к разумному восприятию жизни.

Чтобы зрение разума было объёмным, стереоскопичным, необходимо развивать навык рассмотрения явления в разных ракурсах. Это можно назвать мультивзглядом. Он освещает явление со многих сторон. Способны ли мы этим пользоваться? Если нет, наш удел – бояться теней. Мультивзгляд помогает углубляться в осмысление наиболее важных ракурсов. Позволяет сопоставлять явления друг с другом, поворачивая каждое из них разными сторонами. Всё это помогает нам видеть единство мира в конкретных его проявлениях. Ведь жизнь полна соединяющего смысла. Мы можем реагировать на него или не реагировать, воспринимать или не воспринимать, различным образом его интерпретировать. Но только разум позволяет нам видеть черты и краски смысла, позволяет осмысливать жизнь и мироздание.

различные развороты самовосприятия – это спектр возможностей лучше познакомиться с самим собой. Придти к единственному способу самовосприятия невозможно, как невозможно придти к единственному способу поведения во всех ситуациях. Развороты самовосприятия – это свобода от инстинктов и клише. Не противоборство с ними, а использование разных сторон бытия для взаимного уравновешивания.

Самовосприятие не только бывает разным (это зависит даже от настроения), но и должно бывать разным, чтобы овладевать теми или иными способами виденья своего внутреннего мира, чтобы учиться проникать за его пределы. Оно должно быть разворотчиво и для реального представления о себе, и для совмещение разных ракурсов, вплоть до взаимно полярных. Как у Державина: «Я царь – я раб, я червь – я Бог!..» Все эти полярности делают свою работу, потому что человеку полезно быть резко критичным к себе и полностью уверенным в своих возможностях. Уметь и на время заострять себя в нужном направлении, и давать себе медитативную передышку. Знать своё ничтожество и своё величие. Как контрастный душ закаляет тело, так и контрасты восприятия себя помогают душе укреплять устойчивость сознания.

Способы самовосприятия – как автопортреты личности. Их может быть немало, и они могут быть не очень похожи. Это автопортреты для внутренней работы. И дело не в том, чтобы выбрать из них один, наиболее подходящий. Они полезны все – чем больше, тем лучше, - чтобы осмотреть себя с разных сторон и воспользоваться каждым из ракурсов для своего развития.

Тот или иной из разворотов самовосприятия может быть приоритетным на каком-то этапе становления личности, но все они могут существовать одновременно. Важно не заменять один из них другим, а сочетать их, чтобы видеть разные ракурсы своего бытия. Это похоже на сосуществование метафор, которые не опровергают друг друга, как доказательства в сфере рационального мышления, а предлагают свои взгляды и ракурсы, расширяя мышление в целом.

Самовосприятие включает и отдельные элементы внутреннего мира, и представление о себе в целом. Поэтому оно само может быть раздробленным или цельным. Представления о себе, о своём «я» как о цельности (сознание, душа, личность) не исключают другое направление взгляда – на себя как на множественность (чувства, эмоции, а также другие реалии внутреннего мира). Множественное представление о себе помогает внутренней работе. Цельное понимание себя усиливает устойчивость и сосредоточенность.

Человеку необходимы разные ракурсы представления о себе. Сквозь множественность внутреннего мира пусть просвечивает единство души, а душа пусть не страшится ни своей единичности, ни своей бескрайности.

Каждый из разворотов самовосприятия добавляет новый ракурс к пониманию себя и, отчасти, других людей. Так что не стоит пришпиливать себя к представлению о себе – ни к своему, ни к чужому. У каждого из них есть свои пределы. Не давай им определять тебя.

Невозможно в точности увидеть себя таким, какой ты есть. Хотя бы потому, что за время вглядывания ты уже изменился. Любое восприятие себя – лишь некий образ, зачастую смутный, наподобие размытой фотографии или отражения в стекле, в раздумчивом зеркале. Но всякое самовосприятие, даже смутное и одностороннее, помогает выяснять какую-то сторону своей индивидуальности в сопоставлении с представлением о прообразе личности, лежащем в её основе.

какими бы ни были твои пути самоосознания, нельзя обестайнивать самовосприятие. Важно помнить, что много о себе не знаешь, что многое принадлежит области Тайны. Бессмысленно представлять себя в виде чего-то обычного и понятного

Каждый способ виденья себя по-своему содействует дружбе с жизнью

раздумчивые зеркала нужны не для самолюбования, а для этого внутреннего путешествия, в котором очень важно знать, кто ты и что с тобой происходит.

http://krotovv.livejournal.com/277771.html

увязывание – это действие, а не просто мысленное упражнение. Это соединение друг с другом явлений, с которыми имеешь дело практически. И соединение их собой: сначала своей мыслью, а затем своим поведением.

Собственное понимание – лишь один из способов увязывания. Многие явления соединяются убедительностью чужих доказательств (даже без полного их освоения), мнением авторитетов, а иногда и просто тех, кто рядом с тобой. В то же время нам недостаточно того лишь, что называют пониманием, подразумевая логическую согласованность утверждений. Необходимо также интуитивное и образное соединение представлений. В перекрестье интуиции и логики, анализа и образа разворачивается многочисленными ракурсами то, что высветил зрячий свет разума в твоём внутреннем мире и в мире внешнем. Эти явления, их ракурсы и нужно согласовать друг с другом.

Увязывание вполне может быть невербальным. Искусство – не только создание образов восприятия жизни, но и внесловесное согласование этих образов с другими способами восприятия. Даже в словесном искусстве есть свои невербальные элементы. Цель увязывания не в том, чтобы всё делать ясным для себя. Жизненно необходимо также увязывать ясное с неясным, смутным, бередящим…

необходимо время от времени выстраивать лестницу значимости, приоритетов. Иначе можно провести жизнь за увязыванием мелочей, так и не соизмерив их с главным. Поэтому правильнее говорить об ориентирующем увязывании, а не об увязывании вообще, всего со всем. Увязать всё со всем не под силу человеку, да и не нужно ему. Увязывание – это прежде всего выбор вещей для увязывания.

Кроме общежизненной работы по увязыванию, можно говорить также о главных проблемах увязывания на сегодняшний день, в сегодняшних обстоятельствах. Крупные приоритеты в основном сохраняются, но их значение на сегодня может быть разным.

ориентирующему увязыванию противостоит увязывание успокоительное, позволяющее примириться с существующим положением дел. И то, и другое обычно участвуют в согласовании эмоций, когда они противоречат друг другу. С ним соседствует бытовое увязывание, которое называют обычно здравым смыслом. Познавательное увязывание располагает нас к восприятию самых различных наблюдений и поиску связей между ними, а целевое направлено на определённый круг явлений. Стоит различать свободное ориентирующее увязывание и идеологизированное, приводящее всё встреченное к предопределённым догматами интерпретациям. Мировоззренческое увязывание – совсем не то, что поведенческое. А помимо общего увязывания, существуют ещё разные частные его виды: например, логическое, этическое, эстетическое, веровательное, долженствующее, родственное, дружеское, любящее, социальное, личностное (основанное на представлении о своём призвании)… Но мы ведь не будем усердствовать в классификациях?..

Всегда остаётся много неизвестного и непонятного. Увязывание похоже на сооружение плетёного мостика над пропастью. Он узок и зыбок, но идти можно.

Каждый человек – единственный специалист по своему увязыванию. Ни одно учение, ни один мудрец не вручит тебе истину-панацею, которая действовала бы сама по себе, без необходимого тебе личного усвоения. А чем лучше занимаешься увязыванием, тем глубже потребность в развитии этого навыка. Увязывание – это твоё движение к мудрости.

подлинная философия – это конкретные философы, занимавшиеся и занимающиеся, по сути, именно увязыванием,. Каждому из них удалось сделать некоторые замечательные открытия, важные для любого человека. Ведь мыслитель преодолевает, увязывает в себе не только свои неувязки, но и чужие. y Невозможно всё в своей жизни увязать раз и навсегда, а затем лишь пользоваться результатами проделанной работы. Нельзя и заниматься им непрерывно, забыв про всё остальное. Поэтому нужно развивать умение выделить главные для увязывания вещи и готовность к освоению встреченных суждений об этих вещах. Либо переводить эти суждения на свой язык, либо стремиться понять, почему перевод невозможен. То есть принять или возразить. И не пытаться осуществить увязывание за другого человека, ему можно лишь помочь в этом и постараться расположить к самостоятельному увязыванию.

Увязывание служит непосредственным практическим воплощением опоры на разум, необходимым и пригодным для каждого из нас. Это одно из важнейших средств обеспечения нашей дружбы с жизнью во всём её многообразии.

самобытность увязывания, которая свойственна каждому из нас

http://krotovv.livejournal.com/278683.html

Вопрос о смысле жизни – … один из важнейших практически вопросов для любого человека… На него можно ответить многими способами. Каждый искренний ответ, обеспеченный собственной жизнью и собственным мировоззрением, будет одним из ракурсов общечеловеческого отвечания. А главное – каждый из ответов представляет собой не финишную черту, а стартовую.

Можно сказать, что смысл жизни в том, чтобы наполнять душу и мир любовью. Значит необходимо понять, что мы имеем в виду под душой, как она связана с внутренним миром и с внешним, что такое любовь и как её освоить.

Можно сказать, что смысл жизни в том, чтобы быть собой как можно лучше. Значит придётся разгадывать, каким лучше быть человеку вообще и каким – конкретно тебе.

Можно жить и не обращаясь к верхним уровням смысла. Дело лишь в качестве твоей жизни. Жить-существовать или жить-становиться? Жить-ожидая-смерть или жить-предвкушая-вечность? Жить-теряя-высоту с возрастом или жить-набирая-высоту?.. Смысл жизни повсюду, надо лишь его замечать. Смысл жизни в тебе, надо лишь к нему прислушаться. Смысл жизни в каждом дне, надо лишь его освоить.

Смешно было бы меряться уровнями смысла: вот, у меня выше, чем у тебя!.. И чем выше уровни смысла, тем это нелепее.

С верхних уровней смысла можно вглядеться в сущность любой жизненной мелочи, даже самой бытовой. Но движение в обратную сторону иное. Мелочи, а иногда и то, что казалось значительным, осыпаются с души, отшелушиваются от неё – по мере её движения к верхним смыслам.

самое главное, что верхние уровни смысла выводят нас к тому, в чём мы видим Высшее.

С какими бы ограничениями ни столкнулся человек, ему свойственно пытаться за них заглянуть. Странно, если смертный предел становится этаким боязливым исключением. Когда человек не даёт свободу своему естественному смысловому интересу к тому, что же там, дальше, у него в подсознании накапливается подспудная тяга к образам запредельного. Этот подавленный интерес может обернуться (например, под влиянием окружения, под давлением возраста или из-за обрушившегося несчастья) самыми невероятными фантазиями и предрассудками, которые он, уже не заботясь о смысле и увязывании, принимает за реальность.

Любой, не только мистически настроенный человек, кто может рассказать о том, что ему самому довелось ощутить и почувствовать – пусть неясно и недоказуемо – там, в этой загадочной области за пределами земного восприятия, достоин внимания. Но эти свидетельства неизбежно останутся для другого человека – чужими. Их можно принять во внимание, а можно не принимать. Можно скептично усмехнуться и даже вдоволь посмеяться над услышанным. Поэтому тебе нужны именно свои взгляды за пределы, они и будут наиболее убедительными свидетельствами для тебя. Хотя и в своём можно сколько угодно сомневаться.

Смешно подозревать каждого в обмане из-за того, что встречаются обманщики. Так же нелепо всех, кто способен улавливать сигналы Иномирья, объявлять априори мошенниками. Конечно, среди них, как и повсюду, встречаются мошенники. Встречаются те, кто преувеличивает свои способности, добавляя к ним и несуществующие. А некоторые, поддерживая свои улавливающие умения, окружают себя всяким антуражем, который искренне считают помогающим в этом. Другие делают то же самое для эффективного манипулирования публикой… Но всё-таки главное здесь то, что такие возможности улавливания существуют, заслуживая осторожного и скептичного внимания как свидетельства о чём-то запредельном для земной жизни.

То, что я вижу при взгляде за пределы, - лишь соединение личного опыта с моими умственными способностями (хотя бывает ли что-то большее в человеческом сознании?). Но наверняка существует и реальный прообраз того, что за пределом: послесмертья, Иномирья и вечностного бытия. Как раз искры этого прообраза, может быть, и всплывают в моём опыте и в моём разуме. Мне остаётся не угашать их и не искажать самоуверенной интерпретацией.

Само присутствие смерти в земной жизни, помогает понять нечто важное именно для жизни. Мы не просто решаемся взглянуть за пределы, но и как бы оттуда смотрим на своё текущее существование. Чтобы преобразить его, пока не поздно. И это главное в запредельном – смысл его присутствия в нашей земной жизни. Ведь от него зависит и то, что находится «в пределах», - земное и привычное. Всё связано общим смыслом. Можно сказать, что взгляд за пределы земной жизни позволяет уже сейчас освободиться от некоторых пределов, поставленных себе самому.

Некоторые важные для человека представления даже невозможно увязать без взгляда за пределы. Даже если видишь там прекращение человеческой жизни, это оказывается крепёжным узлом для многих земных пониманий. Самое нелепое – вовсе избегать взглядов за пределы.

Дружить с жизнью, не заглядывая за смертный предел, - всё равно что водить дружбу с человеком, совершенно не интересуясь, чем твой друг занимается, когда вы расстаётесь. А если в Запределье вам предстоит снова встретиться, и ваши с жизнью отношения могут получить новое развитие?.. Кстати, жизнь остерегает нас от преждевременной физиологической гибели, однако не пугает самой возможностью смерти. Напротив, с самого рождения жизнь приучает нас к засыпанию, к концу света в конце каждого дня..

Попытка взгляда за пределы – это подлинное уважение к Тайне: стремление воспользоваться своим зрячим светом разума, от неё и полученного, чтобы смиренно и заинтересовано вглядываться в будущие её дары? Так ребёнок старается угадать, что таят в себе коробки под рождественской ёлкой, и это предчувствие радости – уже часть подарка.

Для взгляда за пределы земной реальности… можно вглядываться лишь самим собой – мыслью и переживанием.

Взгляд за пределы говорит о возможном, не превращая его в знание, но позволяя надеяться. Надеяться на то, что и наш мир, и мир иной полны смысла, искры которого освещают и одухотворяют жизнь, где бы она ни происходила.

Пределы – это условность. Улавливающее мышление пределов не знает. Надежда пределов не знает. Только когда мы говорим о прогнозировании, планировании или о восприятиях материального мира, мы сталкиваемся с пределами этих возможностей. Как хорошо, что душа человека не очерчена кругом рациональных понятий!.. Взгляд за пределы важен для нас тем, что он – уже беспределен.

Религиозность располагает к взгляду за пределы, и в этом её большое достоинство. «Блажен кто верует» - не потому что имеет удобное мировоззрение, а потому, что располагает далёкой перспективой. Пусть даже не очень различимой за пределами земной жизни, но укрепляющей тебя по отношению к этим самым пределам. Каждая молитва – это взгляд за пределы земной очевидности, это энергетический импульс надежды, возвращающийся невидимым внутренним светом. Каждая наша мысль о том, кто умер, исходящая из того, что он продолжает жить неизвестным нам образом,

с нашими представлениями о душе, судьбе, вере, любви, – это взгляды за пределы рационально-житейского.

Главные ракурсы такого взгляда – это послесмертие, Иномирье и надежда на вечностное бытие. Но вечностное подразумевает не его бесконечность (что мы об этом можем знать?), а подлинность и полноту смысла.

Полезно выработать у себя деловое отношение к освоению мистического опыта. В первую очередь собственного – даже если искорки его могут показаться незначительными. Но и свидетельства чужого мистического опыта играют необходимую роль – ведь это опыт человечества. Относиться по-деловому – значит, без пренебрежения (мол, выдумки всё это!) и без чрезмерной доверчивости (ах, какое удивительное провозвестие истины!). Твои собственные ощущения и переживания могут подтверждать чужие свидетельства лучше любых рассуждений.

Чтобы наши представления о тех или иных ракурсах Тайны работали практически, нужно стараться не подменять их громкими пафосными словами. Например, не принижать значение начальных (для нашего понимания) и средних уровней смысла, подчёркивая приоритет верхних уровней. Все уровни смысла для нас важны, в том числе и те, с которых начинается наше самоосознание. Тогда мы сможем сосредотачиваться на важнейших для себя представлениях не потому, что они априори принадлежат к высшей категории, а потому, что они практически переиначивают нашу жизнь.

Осваивать пути соединённости своей души с тем Высшим, которое её определяет, – дело вполне практическое. Без ежедневных усилий такого рода почитание Высшего окажется всего лишь риторикой. И религиозному человеку, и нерелигиозному необходимо своё духовное продвижение, не на словах, а через поступки, шаг за шагом.

Не будем говорить об отношении к верхним уровням смысла как к чему-то иллюзорному или теоретически-заумному: без них все представления о жизни вообще и о сфере Тайны в частности останутся искажёнными и тусклыми. Но и жёсткая конкретизация одного-единственного из образов верхнего уровня, отрицающая все другие образы и подходы, может стать препятствием для духовного развития, загоняя в русло фанатичной односторонности.

Первым и главным практическим достижением в развитии способности заглянуть за пределы земного бытия должна стать личная победа над страхом смерти. Не просто психологическое избавление от него (нередко нам помогает в этом даже сам возраст), а переход от страха к пониманию ключевой роли факта неизбежной смерти для переосмысления своей жизни.

Такая победа поможет прояснить свой взгляд за пределы. Поможет с вниманием относиться к свидетельствам об умирании и об Иномирье, не отмахиваться от них как от измышлений фантазии. Поможет не пренебрегать элементами собственного мистического опыта, даже если они незначительны и мимолётны. Хотя при этом важно не впадать и в обратную крайность - чрезмерный интерес к явлениям Иномирья, легковерное отношение к свидетельствам о нём. Прежде всего, надо помнить о тех смыслах земной жизни, на которые указывает существование смерти. Нам не должно также помешать избыточное увлечение наукообразными интерпретациями представлений об Иномирье, которое может нанести ущерб способности надеяться и умению ориентироваться на смысловую структуру мира.

Побеждая страх смерти, мы учимся соизмерять свой образ жизни с теми представлениями о смерти и Иномирье, которые нам приоткрываются: с тайной смертного перехода и с возможными, хотя и неведомыми, пространствами Иномирья. Это ли не практический результат освобождённого взгляда за пределы!..

Ярлыки: litnote

Если у вас есть мысли, комментарии, предложения или отклики по поводу этой страницы или этого цифрового сада в целом, напишите мне сообщение через Яндекс.Форму или на agnessa@agnessa.pp.ru. Мне ооочень интересно!

Задонатить.


An IndieWeb Webring 🕸💍